Индекс материала
Лекция №2
о методе Шичко
лестница Шичко
Домашнее задание
важные вопросы
словарь Шичко
белки, жиры, углеводы
Выводы
Разное
Все страницы

 

О методе Шичко.

Вот эту задачу решал наш психофизиолог Геннадий Андреевич Шичко. Он ученик и последователь академика Ивана Петровича Павлова. Все вы знаете, что Павлов — автор теории условных и безусловных рефлексов как основ взаимодействия живых организмов со средой. Так вот Шичко как талантливый ученик развил эту теорию, довел ее до совершенства и предложил метод, который во всем мире сейчас так и называется — «Метод Шичко», согласно которому любой человек быстро, легко и безболезненно может избавить себя от любого вредного приобретенного условного рефлекса, который в народе называется вредной привычкой.

Шичко открыл социально-психологическую запрограммированность поведения всех людей. Что это такое?

Вот нам кажется, что мы люди свободные, что хотим — то делаем, как хотим — так живем. Это очень-очень далеко от истины.

У каждого человека в сознании и, что хуже всего, в подсознании записаны сотни различных программ и стереотипов поведения. И всякий раз, попадая в ту или иную конкретную ситуацию, человек не думая включает нужную программу и эта программа управляет его действиями.

Ну например, вечером к вам звонок в дверь, пришли гости. Вы же каждый раз не думаете: «Кто такие гости? Гости... Гости... Ну-ка». На букву «Г» энциклопедию не листаете, может, там написано, кто такие гости, что делать-то. Нет, конечно. У вас включается программа «Гости»: рот до ушей, бутылки на стол. Все там записано: что и как гостей принять, уважить, у вас в голове эта программа сидит.

Шичко очень подробно рассмотрел, как программируются на дурное наши дети, в частности, как они программируются на употребление алкоголя и табака. Я вам логику Шичко относительно алкоголя и табака перескажу, а потом обобщу на любую вредную привычку, в том числе на вредную привычку носить очки, калечить свои глаза.

У нас в нашей стране не было известно ни одного случая, чтобы ребенок родился в роддоме с папиросой в зубах или бутылкой портвейна подмышкой. Ни в одном роддоме такого не зафиксировано. Все дети рождаются идеальными трезвенниками.

Критика: дети алкоголиков и наркоманов рождаются с абстинентным синдромом. Чтобы выжить им нужны наркотики.

Но как же так получается, что вот он родился небесный ангелочек, а через 15-20 лет из него выросли дядя или тетя, который уже и курит, и пьет, и еще Бог знает чем занимается, чем заниматься-то совсем и не надо. Вот как это происходит? Давайте посмотрим.

Родился ребенок. В момент рождения у ребенка ни одного условного рефлекса, ни одной социально-психологической программы, только рефлексы безусловные. А именно: кричать, сосать, дышать, двигаться. Вот эти рефлексы. Но с первых минут жизни ребенок всеми органами чувств жадно впитывает окружающий мир и этот мир формирует его отношение к этому миру. Вот те самые социально-психологические программы. И если бы нашим детям никто никогда в жизни ничего про алкоголь-табак не рассказал и не показал, они бы у нас лет до ста пятидесяти доживали, так бы все здоровенькие и умирали. Но в том-то и дело, что расскажут и покажут, и расскажут и покажут очень и очень быстро.

Вот ребенку полгода. Первый юбилей. А папа, мама рады, назовут гостей, родню собирают, бутылки на стол, пьют, песни поют, пляшут. А он сидит в колясочке, он ходить не умеет, он говорить не умеет, но он все прекрасно понимает. Он понимает, что песни поют и пляшут с этих красивых бутылок на столе, это-то он понимает. Ну каждый день мама с папой не поют и пляшут, а тут по третьему стакану и такое началось! «Эх, — он думает, — как же я ходить да не умею? Я бы стакан-другой «заложил», тоже бы с ними поплясал». Пошла у него в подсознание интересная информация относительно красивых бутылок на столе.

Дальше — больше, пришел к отцу сосед, дядя Коля. Нога на ногу, папиросы в зубы, в потолок сидят, умный разговор ведут. Ребенок не понимает, о чем говорят, но понимает, что умные. «Наверное, — думает, — они потому и умные, что дым сосут. Вырасту — тоже буду дым сосать». Пошла информация в подсознание.

А где-то около года в жизнь наших детей вторгается одно из самых страшных зол современности, это — телевизор. Я вам не буду говорить, что вообще наши дети видят по телевизору, это вы и без меня знаете. Я вам проанализирую только три-четыре самых популярных детских мультфильмов. Вот мультики-то чему наших детей учат? Причем не американские, а наши, отечественные мультики.

Самый первый детский мультфильм — это «Крокодил Гена и Чебурашка», да? Если вы в большом городе своего ребенка сводите в зоопарк и покажете крокодила, ничего кроме омерзения у ребенка с нормальной психикой крокодил вызывать не должен. Ребенок может восхититься белочкой, кошечкой, но не крокодилом же. Вот такое лежит полено, два метра, с вот такими зубами, да он человека сожрет, глазом не моргнет. Но стоило этому омерзительному крокодилу всего-то ничего — засунуть в рот трубочку с табаком и он сразу стал таким добрым, таким милым крокодилом Геной. Но ребенок-то этого не понимает. Вернее он понимает: «Тот в зоопарке не курит, тот плохой, а этот курит, этот хороший». Пошла информация в подсознание.

Сериал «Ну, погоди!» А ведь волк, он — привлекательный герой, особенно нашим мальчишкам (эта его удаль). Обратите внимание, на протяжении всех серий волк из зубов не вытаскивает папиросу. Зачем бы это?

«Трое из Простоквашино». Государственная премия. Дяде Федору — шесть лет, помните? С котом, с собакой в деревню ушел жить. Долго думали, давать ему папиросу в зубы или не давать. Решили не давать. Но обратите внимание, у дяди Федора мама злая, мама не курит, а папа добрый и папа-то у него курит. Зачем бы это?

Про алкоголь? Пожалуйста.

Смотрю мультфильм про былинного героя Буслаева. Набирает Буслаев дружину, с врагами воевать. Ну, кого раньше брали в дружину? В дружину брали людей сильных, ловких, смелых. Тех, кто может с оружием обращаться. Да ну что вы, какая ерунда. В фильме все показано детям: выкатывает Буслаев бочку с водкой и тазиком черпает: «Пей». Тазик водки выпил — в дружину, не выпил — пошел вон. То есть он себе алкоголиков в дружину-то набирал. Но ведь дети-то все это тоже за чистую монету воспринимают.

А в три года в первый раз наше дитя в очередном застолье вылезло из-под стола и тоже потянулось за стаканом. А ему по руке:

— Цыц! Мал еще. Вот подрастешь, вот тогда и будешь пить и курить.

— Эх, — он думает, — опять сплоховал. Ну ничего, Сейчас годик-два, да как подрасту, да как запью, закурю, стану взрослым самостоятельным человеком.

У ребенка в подсознание уходит мощнейшая установка — что без алкоголя, табака жизнь — не жизнь. Что это признак взрослости, полноценности. И он начинает стремиться к этому. А в пять лет в первый раз все пьяные по углам расползлись, он этот стакан взял со стола, «бульк» туда, а оно «хлоп» — всё назад: ну это же яд, да что ты будешь делать! Он этот окурок поднял, затянулся, вместо радости, счастья у него и кашель, и слезы, и рвота, да что ты будешь делать! Папа с мамой сосут — хоть бы хны. Заливают и ничего. А он разве не такой? И ребенок начинает недоумевать, начинает ломать в себе защитные биологические барьеры против этих ядов. Ломает, переламывает, и вот он уже герой. Вот уже сигарету сосет — его не рвет, алкоголь употребляет — его не тошнит. А потом он попадает в плен к этим наркотикам.

Ведь и алкоголь, и табак — это наркотики. И наркотики страшные, они берут в плен душу, тело. И терзают. И в самом расцвете сил могут в могилу человека загнать.

Критика: это правда.

Ну, возьмите того же Высоцкого. Ведь сорок два года, талантливый человек, загнали его в могилу.

Вот такую картину нарисовал Геннадий Андреевич Шичко. Вы скажете, картина очень проста и примитивна, я согласен. Но вот вам маленький пример.

Рядом с моим домом детский сад. У меня туда младшая дочка ходила. Как только я понял, как формируются программы-установки на дурное у детей, я тут же пошел в детский сад, в старшую группу шестилеток.

— Здрасьте.

— Здрасьте.

— Как живете?

— Да хорошо живем.

— А во что у вас дети играют?

— О! У нас утверждена программа развивающих игр, с печатью.

Я говорю:

— Нет, вот меня интересует: в «Праздник» у вас дети играют?

— Ну что вы, Владимир Георгиевич? «Праздник» — это любимая детская игра. После каждого праздника дети у нас играют в «Праздник».

Я говорю:

— Ну, вот вчера праздника не было, а давайте сейчас проснутся, устроим игру в «Праздник». Я хочу посмотреть, как дети играют в «Праздник».

— Хорошо.

Дети проснулись, воспитательница в ладошки похлопала:

— Детки, сегодня играем в «Праздник»! Праздник, ура!

Все дети моментально приосанились, мы, взрослые, стоим в стороне, они тут же составили столы, вокруг расставили стульчики, расставили кубики в виде стаканов, расставили кегли в виде бутылок. Тут же у них шарики-мячики — закусь, апельсины. У них тамада объявился: «Открывай, наливай, тосты поднимай». Да тосты-то поднимают, я заслушался: «За прекрасных дам», «За вечную любовь», «За успехи на производстве». Поднимают кубики, чокаются, пьют, кто крякает, кто морщится, кто рукав нюхает. После третьего стакана мальчишки встали из-за стола, начали ходить, изображать из себя пьяных, качаться. Начали друг на друга задираться, какие-то обиды старые вспоминать, начали вдруг матом в открытую материться. Воспитательница хотела прекратить это безобразие, а я ее придержал: «Ну, дальше праздник чем-то кончится? Должен же». Ну а дальше естественно вмешались девчонки, начали забияк растаскивать, на себя верхом грузить, носить, на диваны-кровати укладывать, уговаривать, успокаивать. Ну, праздник... Натуральный праздник...

Понимаете? Вот у этих шестилетних детей в подсознании записана мощнейшая программа «Что такое праздник». Праздник — это обычный день, когда на работу ходить не надо, когда накрывают большой и вкусный стол, на этот стол в красивых бутылках ставится вот это самое дурево, человек это дурево в себя заливает, дуреет, а там — что хочешь вытворяет. Тебе все с рук сойдет — сегодня праздник.

Я пошел к трехлеткам, в старшую ясельную.

— Здрасьте.

— Здрасьте.

— В «Праздник» играете?

— Нет, у нас такого нет.

Я им рассказал об этом программировании на дурное. В один голос нянечка и воспитатель:

— Владимир Георгиевич, да у нас-то еще хуже. Ведь шестилеткам что-то можно объяснить, нашим трехлеткам же ничего объяснить нельзя. Нам санэпидемстанция категорически запретила выводить ясельников за территорию детского сада. Почему? Да потому что дети всех до единого курящих родителей первое что делают, когда выведем, — самый заплеванный окурок где-то в урне хватанет, идет, сосет ее, отобрать не можем.

«Ну почему нельзя-то? Папе с мамой можно. Ему-то почему нельзя?»

Так вот, уважаемые папы и мамы, бабушки и дедушки, я хочу вас уверить, что вот эти трех-шестилетние дети с вот такими уже записанными в подсознание программами, как только у них появится первая реальная возможность заменить кегли на настоящие бутылки, как только они научатся раскуривать эту наркотическую вонючую палочку с ядовитым табачным дымом, они у вас начнут пить, начнут они у вас курить и покатятся они у вас туда, куда, наверное, ни один папа с мамой не хочет чтобы его дети покатились.

Сейчас на нашу страну обрушилась мировая наркотическая мафия. Она организовала страшную наркотизацию нашей молодежи. Как уберечь? Как уберечь своих собственных детей от той страшной участи, которая им грозит? Вот как у своих детей разрушить в голове, в подсознании вот эти ложные программы? Которые, кстати, мы же им туда и записали, правда? Вы ж не зря сидели, улыбались, я же про вас, про ваших детей рассказывал. Ни медицина, ни педагогика даже задачи себе такой не ставит. Единственная наука, которая дает ясный, грамотный и точный ответ на вопрос «Что нужно сделать с детьми, чтобы разрушить у них эти ложные программы» — это психоанализ Геннадия Андреевича Шичко, тот самый, который мы будем с вами изучать и использовать в течение этой недели.

А сейчас запишите все заголовочек:

 



 
Press me